“Родители и дети. Власть или партнерство.” — 23 ноября 2013 — На вопросы участников отвечают эксперты сайта.

Вопрос из Тольятти.                 ссылка на видео запись
ВОПРОС:

Скажите, пожалуйста, в чем особенность этой методики, чем она отличается? Сейчас есть частные садики, частные школы, в которых есть супер-современное образование и воспитание, а ваша чем отличается и вообще, государством она одобрена или нет?

ОТВЕТ:

Дмитрий Лысак.

Итак, друзья, коллеги. На сегодняшний день мы говорим, что есть форма, которая включает в себя инструменты. Три инструмента, последовательных: игра, упражнение, обсуждение. Последовательность этих действий дает нам результат, который включает коллектив, с которым мы работаем, всех вместе в единый процесс достаточно быстро, создает теплую, дружескую атмосферу, необходимую для того, чтобы в коллективе проводить определенные упражнения, воспитательный процесс. И мы говорим о том, что воспитание происходит в круге среди равных по возрасту, по восприятию жизни. Все это дает нам набор необходимых для воспитания в человеке взрослой части, самосознания, это первое.

Второе. Мы здесь как родители, педагоги, создаем вместе единую площадку, которая позволяет вырабатывает формы, необходимые современным детям. Мы говорим, чтобы ребенок был счастливым. Что такое счастливый ребенок – это ребенок, которого понимают,  возрастные его особенности, интересы, то что его развивает, сенситивные периоды — учитывается; мы даем то, что необходимо по его потребностям. Если ребенку необходимо на сегодняшний день структурное понимание мира или чувственное восприятие, или ему нужно общение, мы даем это. Ведь что происходит на сегодняшний день? Мы говорим о том, что фронтальные методы не работают, если ребенку с 6 до 9 лет необходимо безличностное общение, в нем есть эта потребность, ему нужно организовать эту среду, а у него есть сложность с этим, с другой же стороны,- а почему?- потому что он творец реальности, он ее создает. В интернете, в социальной сети он ее чувствует, он создает ее реально. Хочу — общаюсь, не хочу- не общаюсь. Могу ответить сейчас, могу ответить позже, могу начать игру сейчас, могу прекратить игру. А уже в общении это сложно, если ты начал диалог, ты его должен закончить. Если началась игра, ты должен завершить ее, если коллектив решил, что будет так, ты должен как-то встроиться в это решение и вот в этом есть сложность. И наша задача как педагогов помочь встроиться. С другой же стороны в этом и есть потребность, это его развивает, его общение развивает с 6-9 лет, а мы садим его за парту, фронтально, где учитель главный,а  ученик — не создатель процесса, он подчиняется. И у него других шансов нет. Что происходит с гиперактивными детьми? — они приходят в школу, садятся за парту. Они две-три минуты слушают, а потом  отключаются, потому что они не стали участниками этого процесса, они вырубаются из него и происходит явление: они уходят на заднюю парту и начинают там играть. Учитель возмущается, почему так происходит.- Потому что ребенка  не включили в процесс.

Так вот, мы на сегодняшний день говорим: давайте наших детей включать в процесс, в процесс создания их реальности.

Елена Дробинина.

Т.е., ничего нет нового в этих формах, которые мы предлагаем, новинка лишь в том, что мы предлагаем их использовать сейчас в применении к настоящему времени, к изменениям настоящего времени, к изменениям в детях, в нас. А те формы, которые мы берем, они существуют издревле, они существуют давно. И есть такие школы, где они применяются даже, просто их очень мало. Мы же, проект “Счастливое детство”, хотим сделать так, чтобы они применялись повсеместно.

Одобрено это в нашем пермском университете, такой подход к воспитанию. И Дима пишет работу, которая связана с этой темой. И для того, чтобы продвинуть ее широко в образовательную сферу, естественно нужно время, мы с вами совершенно согласны. И вот, педагоги, маститые педагоги соглашаются с нами, говорят, что да, в этом новинка только в том, что мы интегрируем разнообразные формы, что мы такой интеграцией занимаемся и применяем ее в настоящей действительности. Они одобряют такой подход, т.е. уход от фронтальности в обучении и общении с детьми — к круглым формам, к обсуждению в кругах, к развитию в кругах, к урокам в кругах.

Еще хочу добавить, что поддержка оказана пока на таком уровне: к примеру,  мы на днях уезжаем в Красноярск, где будет педагогический форум, который сделан как продолжение пермскому педагогическому форуму. Почему в Красноярске?- потому что педагогические круги Красноярска заинтересовались этим. Нас принимают педагоги, и мы точно так же будем говорить, что является новшеством, а что нет. Насколько это жизнеспособно сейчас и как нам применить это в нашей жизни.

 

Вопрос из Тольятти 2.               ссылка на видео запись
ВОПРОС:

Как заставить ребенка что-либо делать? Его постоянно просишь, просишь, он либо вообще ничего не делает, либо не реагирует. Или в тот  момент его  можно побить?

ОТВЕТ:

Дмитрий Лысак.

Лучше всего развитие ребенка идет в дружеской среде. Вспомните себя. Если родители ставили вам какую-то задачу, например, убраться дома, лучше всего это делалось с друзьями. Быстро пришли, убрались и пошли заниматься своими делами. Так вот, нужно сделать такую возможность, чтобы ребенок делал не один, а с кем-то, со своими друзьями. Опять же, мы создаем им возможность быстро сделать какую-то задачу и дальше- пойти в кино, например. Это первый момент. Конечно же, все обязанности, которые существуют у вас дома, в школе, их необходимо проговаривать. Допустим, вы с утра до вечера работаете и не можете выполнять некоторые задачи, а на нем, к примеру, лежит мыть посуду, или сходить в магазин. А почему бы вам вместе не посмотреть на это по-другому? Однажды вы его берете с собой на работу и он смотрит, как это все происходит, но не просто наблюдатели, “сели-посмотрели”, а реальная социальная проба должна быть. Он должен там что-то поделать вместе с вами, в течение всего дня, ощутить эту работу. Тогда он будет понимать вас, когда вы говорите, что уходите  на работу,  устаёте. В чем происходит основная проблема,- мы не даем им возможности ощутить взрослую жизнь. Они готовы ко взрослой жизни, но мы им не даем этого, ограничиваем, или даем им какие-то задания, которые для них не являются проявлением взрослой жизни. А затем, работа, которую мы им давали, она же должна изменяться, постоянно. Не зря же говорят, что наши дети хотят перемен. И вот этот инструмент перемен надо включать постоянно. И третье, еще раз проговорим. Необходимо прописывать, проговаривать эти задачи в кругу. У нас есть пример семей из Екатеринбурга, мы дали им форму работы в круге, где каждый участник в равной мере высказывается, предлагает что-то. “Все вместе мы решаем, договариваемся семьей”  — они это используют для решения сложных задач, но где равны все участники, когда родители, дети, педагоги в равной степени высказываются по определенным правилам.

 

Вопрос из Челябинска.                ссылка на видео запись
ВОПРОС:

Если отношения развивались как власть и эти отношения между родителями и ребенком в конец испорчены. Конечно, свою власть родители употребляли с благими намерениями, естественно это привело к обострению отношений, ухудшению и полной враждебности. Мы имеем такой факт, что отношения родителей с детьми зашли в тупик. Что вы посоветуете в этом случае, когда поздно налаживать партнерство с нуля, в плане компенсации, искупления? Подросток вырос уже, как наладить отношения в такой ситуации?

ОТВЕТ:

Дмитрий Лысак.

В начале, может я не совсем подчеркнул этот момент. Очень важно, чтобы мы с вами, взрослые, демонстрировали нашим детям правильные примеры. Не обязательно что-то говорить, можно просто показывать. Мы же понимаем, что викарное обучение существовало всегда, обучение примером. И в данном случае мы должны знать, что до 13 лет формируются основные ценностные ориентиры ребенка. Они формируются через поведение родителей. Мы можем очень много говорить, но он видит, как мы поступаем, и он так будет поступать в будущем – это первый момент. Здесь важно, чтобы вы демонстрировали правильные примеры, т.е. формы общения с вашими родителями, для него они — бабушки и дедушки. Если он видит, что вы достаточно жестко общаетесь, не проявляете никакого интереса, то это будет для него элементом будущего поведения, это первый момент. Второй момент, если он видит, что вы как родители обособленно себя ведете по жизни, вдвоем, у вас мало друзей и интересы достаточно ограничены (это к примеру говорю, я не знаю вашу ситуацию), то фактически это формирует у него понимание, что такое семья, как она себя ведет  в обществе. Это такие элементы.

Есть еще один способ, как стать популярными, я не знаю о каком возрасте идет речь, но в принципе. Когда неоднократно работаем с такими ситуациями, такие вопросы возникают. Мы даем рекомендации и есть положительные отзывы. — Когда вы стараетесь стать лидером, авторитетом для его друзей. Т.е., мы работаем через друзей. Есть такой момент, на сегодняшний день, наши дети формируют сами реальность,  мы в этой реальности как родители, педагоги занимаем определенную часть, которую они могут переставлять, они могут не реагировать на нас или наоборот — реагировать, в зависимости от того, как им это необходимо. Если мы хотим воздействовать на наших подростков, то лучше всего это делать через их окружение, т.е., нам необходимо подружиться с его друзьями, стать авторитетом для его друзей и тогда закладывать туда информацию, которую бы мы хотели, которая формировала бы ценностные ориентиры, интересы его. Другого метода на сегодняшний день не существует.

 

Вопрос из Челябинска 2.           ссылка на видео запись
ВОПРОС:

У нас в семье двое детей. Мальчику 3 года, девочке 10 лет. Достаточно сложно бывает им договориться между собой. Мы пытаемся участвовать в этом процессе, но не всегда удачно. Можно по этому поводу что-то сказать?

ОТВЕТ:

Дмитрий Лысак.

Спасибо за вопрос. Он достаточно сложный. Во-первых, мальчики и девочки совершенно разные изначально. Мы понимаем, что и задачи у них по жизни разные в данном случае. Здесь, конечно же, есть разница в возрасте, может повлиять на определенную работу с детьми. Я бы ответил так, в нескольких моментах.

Первый момент. Ваша семья для них, представьте, как круглый стол, за которым сидят все участники. И они все равные. Там нет такого, что ребенок постарше должен проявлять какую-то особую заботу о младшем. Имеется в виду, что он должен проявлять заботу о младшем, но нельзя постоянно акцентировать, что ты же старший, что ты же должен уступить. Вот этих моментов не должно быть, потому что младшие дети иногда бывают с большим желанием, они с сильным эгоизмом, а мы старшего просим постоянно уступить младшему. Потому что нас так воспитали. Мы должны понимать, что современные дети сегодня требуют равенства, они изначально взрослые. Это первый подход.

Второй момент. Конечно же, мальчикам и девочкам мы должны прививать интересы мужские и женские. Мы понимаем, что девочка должна быть рядом с женщиной и смотреть, как она живет в этой взрослой жизни, помогать ей где-то, соответствовать по каким-то вещам. Мальчик, конечно, должен быть с отцом. Главное — здесь должно быть дело. Как в деревнях говорят, что баба в доме, мужик на улице работает. Соответственно, женщина создает уют в доме, дети должны это видеть и вместе здесь участвовать в этом процессе, а мужчина — он добытчик, он дает необходимое. И мальчик должен быть с отцом во всей этой деятельности.

Третий момент. Предлагать им, соответственно их сенситивному периоду, те формы, которые их развивают. Если мы говорим, что  в возрасте от 3 до 6 лет они должны познавать мир в системе, соответственно ничего лучшего я не видел, как детей приводят в анатомический магазин, и они смотрят, как устроены скелеты, они в восторге от этого, потому что в этом возрасте им интересно. Вспомните, как в детстве хотелось разобрать куклу сестры, чтобы узнать, что там внутри, как она устроена. Мне каждый раз казалось, что будет другая кукла и там уж точно что-то будет интересное. Надо предлагать такие занятия, которые увлекали бы ребенка и развивали его. И тогда не было бы этих конфликтов. Ведь почему младший ребенок хочет то, что у старшего? Потому что он хочет быстро повзрослеть. В данном случае у них разные интересы. Поэтому, лучше было бы, чтобы мальчики были с мужчинами и занимались мужскими делами, а девочки — с женщинами. И еще такой инструмент, который хотелось бы проговорить: ребенок до шести лет чаще всего находится рядом с мамой. Конечно же, папе сложно включаться в этот процесс и иногда бывает невозможно. Поэтому мы изначально должны давать такие поручения мальчику, которые были бы мужскими поручениями, и он был бы ответственным здесь. И примером должен быть папа. Когда мама его просит сделать какое- то мужское дело, он не должен говорить, что я не могу, мне некогда, он должен взять эту ответственность на себя и выполнять. Мы говорим: викарное обучение, только примером можно давать какие-то формы.

Давайте дам такую иллюстрацию, чтобы мы акцент сделали. Мы говорим о том, что для того чтобы воспитывать ребенка, необходимо создать ему такое теплое, хорошее окружение. Как мы это делаем? Из своего опыта воспитания: мой ребенок пошел в школу и достаточно был гиперактивный, ему сложно было входить в весь процесс, да еще было развивающее обучение, а мы не знали, как с этим работать. И для того, чтобы помочь ребенку интегрироваться, я не знал всего этого, хотя уже работал в школе. Я создал скаутский отряд для своего ребенка. Туда набрал семь пацанов, кто у нас был там, из соседей, из знакомых. Разного возраста и мы все вместе в скаутском отряде учились проживать жизнь. Учились прибивать, пилить, ходить в походы, готовить для себя. Здесь самым лучшим было то, что в этом отряде были ребята постарше моего ребенка на два, три года. Я воздействовал только через них. Я не говорил своему ребенку делай вот это. Демонстрировал старшим, они брали это как ответственность, потому что они старшие, потом они это уже транслировали моему ребенку. И вот вопрос каких-то заданий, задач, он отпал сам собой. Во-первых, у нас было общее дело, а во-вторых, у него была ответственность перед группой в которой он развивался.

Мы, на сегодняшний день,  хотим создать условия, где нет насилия. Мы в самом начале начали практически с насилия: встали, сели, встали, сели, — вот тоже самое происходит с нашими детьми. Если мы хотим избавиться от этого насилия, мы должны создать вот эту среду, интересную, увлекательную, где они могли бы проявить себя в этой среде. И тогда через эту среду уже и воздействовать. Задавать те примеры, ценности, которые бы хотели, чтобы они проявлялись в ребенке во взрослой жизни.

 

Вопрос 4.           ссылка на видео запись
ВОПРОС:

С какого возраста можно применять данную методику? Когда дети начинают ее осознавать и когда можно использовать такие отношения? С какого возраста?

ОТВЕТ:

Дмитрий Лысак.

Мы всегда говорим, что один из основных элементов должен быть построен на том, что мы учитываем возрастные особенности ребенка. Мы знаем, что с 3 до 6 лет ребенку необходимо дать структурное понимание мира, систему, как выстроен этот глобальный, интегральный мир, о том, как он взаимосвязан. Они видят это через материальные вещи, естественно. Они видят звездное небо, где множество созвездий. Мы видим скелет человека, где тоже система, определенная. Они видят разные формы проявления систем. И мы будем это изучать вместе с ними,т.е. подходить к взрослой части, не будем пытаться продлить это состояние игрушек, которые мы массово покупаем. Пример, сегодня слушал по радио. В магазине игрушек одни и те же люди, они появляются часто, покупают килограммами игрушки, не знают, как развлечь еще детей. Детям становится не интересно, у них заканчивается момент развлечения. Почему это происходит? Потому что мы даем им то, что их не развивает. С игрушкой он посидел, разобрал и выкинул, а в системе, в структуре ему сложно сразу же разобраться. А если в этом еще и родители участвуют, педагоги, то это замечательно. Ведь, что происходит на сегодняшний день? Мы ведем наших детей в развивающие центры, развиваем у них навык: чтение, письмо, это правильно. Но при этом не даем представления, как это все взаимосвязано или вот эту потребность — видеть структуру. Дальше, мы говорим, что детям с 6 до 9 лет необходима форма межличностного общения, общения между друзьями, общение со взрослыми людьми, в разных ситуациях. Если мы это не даем им, то это их не развивает. У них есть в этом потребность, они будут это искать, искать в интернете, без вас, в социальных сетях. И могут нарваться на неприятные истории через интернет, потом нам трудно будет учитывать последствия. Когда они не могут найти общий язык с учителями, казалось бы, те дают им информацию, но они не могут найти с ними общий язык. И так дальше, с 9 до 14, когда нам надо рассказывать о том, как может быть устроена семейная жизнь, а мы этого не говорим им. А потом, когда они уже выросли, в 14 -15 лет, мы начинаем им что-то объяснять, но они нам говорят, что дорогие родители, мы уже все знаем про мужчину и женщину, мы это уже изучили в других местах. А мы не дали им, как это все устроено, как происходят эти взаимосвязи. И если мы не делаем упор на их сенситивность, учет их возрастных особенностей, если мы не делаем это в диалоге, если мы постоянно находимся в системе субъектно-объектные отношения: я сказал — ты сделай? А может с ними вместе сесть в круг и решить, что мы будем делать? Есть такая ситуация: ребенок закапризничал или возмутился, а мы начинаем кричать, пытаться продавить этот вопрос; а если сесть и поразмышлять, “давай вместе с тобой подумаем, кто может это сделать;  почему вдруг это необходимо”.

Отвечаю на ваш вопрос — с 3-х лет можно работать в этой системе.





Вы можете оставить комментарий ниже.

Оставить комментарий